Виктор Пушкин: "Моя инвалидность - это привилегия"

Информационное агентство «Сибирские новости» продолжает интервью-проект «Людям о людях» и знакомит вас с новым героем. Это Виктор Пушкин. Витя инвалид. Нет, не с детства. В 16 лет он упал с дерева, получил травму опорно-двигательного аппарата и сел в инвалидное кресло. С момента травмы прошло 17 лет. За это время Витя не опустил руки, не отчаялся и не разочаровался в жизни. За это время из простого, хулиганистого парня Витьки вырос мужчина и общественный деятель.

 

Виктор является учредителем благотворительного фонда «Живи на Байкале», предпринимателем, общественным деятелем и уже стал медийной личностью. Он активно занимается продвижением «доступной среды» для людей с ограниченными возможностями, снимается в телевизионных передачах, где проверяет, правильно ли установлены пандусы. Но и это еще не все. Виктор вместе со своей командой устраивает благотворительные аукционы, а вырученные на них деньги направляет на нужды людей с ограниченными возможностями. Сам Витя эту фразу не любит, предпочитает называть вещи своими именами: инвалид и есть инвалид. Да и словосочетание «ограниченные возможности» совсем не про него.
 

- Витя, ты часто скромничаешь и говоришь, что во внешней жизни мало чего добился. А как насчет твоей внутренней жизни?

- Внутри меня есть отправная точка. И это моя команда. Люди, которые сейчас со мной, которые пришли однажды и рядом по сей день. Моя команда, те, кто верит в меня и работает не за деньги, нет - за идею. Идея - вот, что важно. И моя внутренняя жизнь полна такими людьми, и это не может не радовать меня. Раньше я был один, я чего-то пытался, но в одиночку я не мог достичь каких-то результатов.

- Расскажи о своей команде, кто в неё входит и как вы нашли друг друга?

- Моя команда - это все мои друзья. В первую очередь, волонтёры. Это люди, которые уже нашли своё место в жизни, имеют свои семьи. Мы все очень разные, среди нас есть представитель администрации, архитектор-инженер, психолог, бизнес-тренер. Всех нас объединяет одна общая цель - и это благотворительность.

Нам нравится работать вместе, столько проектов уже позади, но у нас ещё всё впереди (улыбается).

- С какими трудностями работы в команде ты сталкивался?

- Да, раньше я очень боялся за каждого приходящего в мою команду. То есть, я начинал с кем-то сотрудничать, и я всегда боялся сказать что-то не то своему партнёру. Задеть его или что-то ещё. Позднее я узнал, что это называется "хорошизм". "Хорошизм" - это такое понятие, когда человек боится, что о нем подумают, когда он совершит тот или иной поступок. Это очень мешало мне и становилось проблемой. Я опасался того, что человек подумает обо мне как-то нехорошо и уйдет вообще. И самое интересное - он действительно уходил!

- А ты не думаешь, что в деле, которым ты занимаешься, нормально - когда люди приходят и уходят?

- Нет. Дело в том, что люди всегда тянутся к более сильному. К лидеру. Тем более, когда речь о работе за идею. Идея должна «держать» человека, что-то ему давать.

И если ты лидер, то люди останутся с тобой. Они всегда готовы следовать за лучшим примером. И сейчас я для них лидер.

- Теперь не ты ищешь людей, а люди ищут тебя?

- Да-да. Именно это и поменялось во мне, внутреннем. Люди приходят ко мне, видят силу, и остаются. Для меня подобным переживанием силы была встреча с Дмитрием Бердниковым: я чувствовал, как от него исходят жесткость, дисциплина и требовательность. Мне очень понравилось.

- Витя, можно ли сказать, что ты живешь полноценной жизнью?

- Да, абсолютно! Моя полная жизнь - это моя свобода. Свобода выбора. Меня ничто не ограничивает. И сейчас все сферы моей жизни равномерны и гармоничны, а раньше я об этом не задумывался. То есть до травмы я жил какой-то односторонней жизнью. А после моя жизнь развивается во всех сферах и направлениях. Потому что я так хочу.

- То есть ты считаешь, что сейчас твоя жизнь лучше, чем была до травмы?

- Да! Об этом я говорю при каждом удобном случае.

- А почему ты так считаешь, неужели твоя жизнь до травмы была ужасной?

- Когда я думаю об этом, я понимаю, что если бы я продолжал жить такой жизнью сейчас, возможно, я бы уже спился или вообще был бы мертв! Честно.

В своей прошлой жизни я занимался мелким криминалом. Убивать, конечно, никого не убивал, но мог чего и украсть. О людях думал плохо. А ещё я сильно пил. То есть к 15 годам мой организм уже отвергал водку. В общем, жизнь вёл разгульную, хулиганистую, о том, плохо это или хорошо, вообще не задумывался. Я не скажу, что моя жизнь была ужасной, но к чему она вела? Не думаю, чтобы из неё получилось что-то хорошее.

- Почему ты вообще решил заниматься доступной средой и продвижением инвалидов?

- Однажды я захотел стать популярным (улыбается) и сделал это посредством того, что мне ближе. Инвалидность теперь навсегда со мной, и построить на ней бизнес, который будет помогать таким же инвалидам, почему нет, подумал я?

И еще: однажды я просто понял, что нужен людям, это общество нуждается во мне, в моих идеях, проектах. Я интересен, а главное то, что мои идеи приносят пользу в крупных масштабах.

- Ты можешь назвать свою травму платой за ту жизнь, которую имеешь сейчас?

- Это бонус (смеется). Моя инвалидность - это привилегия. Я часто говорю своим друзьям, что моя жизнь намного легче, чем их (смеется). У меня всегда есть пассивный доход, мне даже можно ничего не делать, на жизнь всё равно хватит.

- Ты сказал, что живешь полноценной жизнью. Общественная сторона - понятно, твой фонд, доступная среда и многочисленные проекты. А что касается жизни личной. Что для тебя любовь? Любовь между мужчиной и женщиной.

- Не быть одиноким. Это ощущение внутри себя. Любовь - это принятие любимого человека в себя.

- Как это?

- Я поделюсь конкретным примером из своей жизни. Раньше я как любил: как собственник. Моё - значит моё и всё. Я ставил рамки, и в конечном итоге любовь разрушилась. Я усвоил этот урок, и сейчас всё совсем иначе. Люблю, но не ставлю рамок. И если, например, мы изменим друг другу, то всё равно примем друг друга. Почему? Потому что мы хотим быть вместе. И это важнее. Если тебе хорошо с этим человеком, то будь с ним.

Расставаться нужно только в случае, если чувств больше нет. Моя инвалидность, в некоторой степени, убрала некую ограниченность жизни во мне. Я стал больше развиваться как личность, и это даёт свои плоды.

- Для любви не нужно верности?

- Верность - это эгоизм. И снова то самое чувство собственности. Быть верным - это твой выбор. И это твоё ограничение. Если ты хочешь быть верным - будь верным. Не хочешь - не будь. Всё просто.

- А хочешь ли ты детей?

- Я готов к детям. Но вначале я хочу найти своего человека, свою любовь, с которой буду счастлив. А потом мы подумаем о детях (смеется).

- Ты говоришь, что хочешь найти своего человека, но в нашем обществе достаточно людей, у которых не получается найти такую любовь. Причем это люди здоровые, без физических отклонений. А для инвалида это, наверное, еще сложнее?

- Не-а. Всё одинаково просто и одинаково сложно. Первое время ты всегда всё ждешь. Ждёшь, что найдется тот самый, появится та самая. Но когда проходит год-два... Ты начинаешь думать: "А что не так?" И сам отправляешься на поиски. Я лично стал просто сам активно знакомиться с девушками. И мне, честно, было страшно быть отвергнутым: "Извините, мужчина, но вы инвалид, и вы мне не подходите". Но я точно знаю, что такое не зависит от кресла. Искра либо была, либо нет.

- Где вообще инвалиду искать девушку?

- Везде! По ресторанам, по клубам, в очереди в магазине, в театре, в социальной сети - везде, где есть люди. Для этого не нужно закрываться от мира и сидеть дома, сетуя на всё вокруг. И главное - не бойся быть отвергнутым! Помни, что и миллионы здоровых людей друг друга отвергают.

Поэтому инвалид ты или нет - при знакомстве это дело десятое. Просто действуй!

- Витя, а как с личной жизнью в интимном плане?

- Конечно, я не чувствую того, что чувствовал раньше, до травмы. Но знаешь, это мне не мешает. В нашем мире сейчас достаточно разных способов, к которым можно прибегнуть для того или иного эфекта в сексе. Это я говорю к тому, что не нужно «загоняться» на тему того, что я инвалид и всё для меня кончено. Нет! Если ты хочешь, то делай и всё будет. Я живу полноценной интимной жизнью, и никакая инвалидность мне не мешает. Потому что я так хочу.

- Если бы тебе выпал шанс оставить всю свою жизнь, которая у тебя есть сейчас, а взамен получить возможность передвигаться самостоятельно, ты им воспользуешься?

- Во-первых, это невозможно, это никогда не произойдет. Но если бы весь мой жизненный опыт остался со мной, то я бы согласился. Я бы ходил, но занимался тем же самым - продвижением доступной среды (улыбается). Я не думаю о таком, я просто живу, живу здесь и сейчас.

- Твоё инвалидное кресло - это для тебя предмет удобства или все-таки то, что смущает тебя?

- Недавно мой друг, смотря на меня, сказал: «Витя, у меня такое чувство, что ты сейчас встанешь и пойдёшь». Но я подобного не чувствовал. Моё кресло - это продолжение меня, моих ног. У меня нет чувства, что это приговор или что-то подобное... Надо будет подраться - я и в кресле подерусь! Поиграть - пожалуйста, взять ребёнка на руки - без проблем! Я не чувствую кресла. Оно - это мои ноги. Вот ты ходишь, ты замечаешь это? Так и я не замечаю, что я в кресле.

- Витя, для простого обывателя понятие «доступная среда» значит наличие пандусов, кнопок вызова помощи и разных приспособлений для помощи передвижения колясочников. Но что оно значит для инвалидов?

- Наличие всех вспомогательных средств для передвижения вообще не должно обсуждаться. Они должны быть установлены везде, где положено. И, конечно же, главная проблема - это установить всё правильно и чтобы инвалиду было комфортно пользоваться этим. И если что-то не так, чтобы это исправили. Подобным я сейчас и занимаюсь. Но, «доступная среда» для меня - это не только физическое понимание.

Инвалид должен быть счастливым в обществе. Для этого прилагать усилия должен как он сам, так и общество. Инвалид должен чувствовать, что он нужен. А общество - создавать «доступную среду» для этого чувства.

- А бывали ли у тебя моменты, когда ты чувствовал себя беспомощным?

- Нет! Никогда! Конечно, были дни отчаяния. Но отчаяние приходит тогда, когда ты слишком много на себя берешь.

Не надо себя перегружать. Всё должно быть гармонично. Но если какая-то сфера жизни перевешивает, то ты сам это сделал. Каждый сам творец своей жизни.

- За всё время инвалидности ты слышал какие-то насмешки над собой?

- Нет! Я сам над всеми смеюсь и главное - над самим собой! А если про меня и говорят что-то за спиной, то мне ведь всё равно, что думают люди обо мне. У меня нет хорошизма.

- Просто очень часто инвалиды не выходят из дома именно по причине насмешек или косых, неловких взглядов...

- Знаешь, тут дело не в людях, которые так о тебе думают. Если человек тебя обидел, и ты обиделся - виноват только ты, а не тот, кто обидел. Даже все психологические, моральные проблемы, из-за которых ты страдаешь, - в этом виноват ты сам. Только ты выбираешь, как тебе жить! И это не должно зависеть от других людей.

- Строить свою жизнь самому. А что ещё ты можешь посоветовать инвалиду?

- Знать, что ты нужен этому обществу. Никогда не останавливаться, развивать себя и учиться вещам, которые будут востребованы. Не закрываться, не сидеть дома на диване, заплывая ленью и виня во всём свою травму, ища оправдания. Поверьте, люди, которые захотят вам помочь и смогут это сделать, найдутся.

Просто заинтересуйте их. Человек в коляске, с горящими глазами и волей к жизни - к таким тянутся люди.

- Сколько лет ты хочешь прожить?

- Я хочу прожить 105 лет! Здоровым прожить и здоровым умереть. Может быть, в окружении своих детей (улыбается).

- И традиционно: какие дальнейшие планы, Виктор?

- Планов много! Как всегда (улыбается). Конечно, это построить базу отдыха на Байкале для инвалидов. Чаще и масштабнее проводить благотворительные аукционы.

А еще я хочу написать книгу о своём пути, и уверен, что это получится. Самая глобальная моя цель - это «доступная среда» во всем мире. Чтобы, куда ни приехал инвалид, - ему везде было комфортно!

Беседовала Анастасия Галимова

 

.