Новости Бизнес Недвижимость Карьера Личные финансы После работы Заметки на полях воскресенье, 25.06.2017, 16:48
Главная > Новости > Репортаж

..
Центробанк РФ

USD 60.00 (+1.42)
EUR 66.80 (+1.48)
10 CNY 87.86 (+2.05)

Информер праздники сегодня

Актуально

«Доходное место, или Все из-за любви к женщине»

2017-06-16 08:14:31
Cпустя 40 лет на сцену Иркутского драматического театра им. Н. П. Охлопкова вернулся спектакль «Доходное место» по пьесе Александра Островского. Постановку доверили приглашенному режиссеру заслуженному деятелю искусств России Алексею Песегову — художественному руководителю Минусинского драматического театра. Иркутскому зрителю он известен по спектаклю «Наваждение Катерины»: именно Алексей Алексеевич поставил в 2013 году произведение Николая Лескова «Леди Макбет Мценского уезда».


Премьера «Доходного места» назначена на 17 и 18 июня. Специально для «Сибирских новостей» режиссёр нашёл время, чтобы рассказать о спектакле.
Алексей Алексеевич ПЕСЕГОВ (род. 1953) - заслуженный деятель искусств РФ (2002), художественный руководитель Минусинского драматического театра (с 2010). Работает в нём с 1974 года, пройдя путь от монтировщика сцены до замдиректора по постановочной части. Спектакли в постановке Песегова идут на сценах театров Абакана, Барнаула, Иркутска, Нижнего Тагила, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Красноярска, а также в Бишкеке (Киргизия). Они постоянно становятся призёрами многих престижных театральных фестивалей.

Вас пригласили второй раз в наш театр. Тяжело ли работать именно приглашённым режиссёром, не зная аудитории, артистов, начиная с нуля?

Я никогда не формулировал этого. Самое главное - интересно, потому что ты работаешь в чужом театре, не знаешь актёров. Плохо, что не знаешь определённых традиций, но по репертуару понимаешь определённый крен театра, зная давным-давно Стрельцова (директор драмтеатра - прим. ред.) и понимая, что он сторонник русского психологического театра... да я тоже не люблю мейнстрим.

То есть Вы не сторонник экспериментов?

Эксперименты могут быть, но либо грант, либо спонсор. Заниматься этим за государственные деньги, на которые публика не будет ходить, не стоит. Но это я как руководитель театра говорю. Во мне, в первую очередь, руководитель сидит, а потом художник. И этот вечный конфликт художника и руководителя во мне ужасен.

Конечно, мне хочется поэкспериментировать иногда, но я понимаю, эксперимент эксперименту рознь. За всю свою жизнь я не поставил ни одного спектакля на малой сцене, малой формой никогда не занимался, то есть я занимался классическим репертуаром и спектаклями на классической сцене.

Когда Вам поступило предложение поставить «Доходное место», как Вы на него отреагировали?

После того, как я здесь поставил «Наваждение Катерины», с Анатолием Андреевичем (Стрельцовым - прим. ред.) мы разговаривали, чтобы я сделал что-то о чиновниках. Договаривались, что это будет Салтыков-Щедрин, но не получилось, и я сам предложил Островского.

Почему именно «Доходное место»?

Это произведение очень актуально. Есть пьесы, которые не стареют, несмотря на столетия. Как «Ревизор» Гоголя - вечная тема, так же и «Доходное место» у Островского. Человек меняется очень медленно, возможно, через сто лет это будет неактуально, а сейчас - да, остаётся. Человек слаб: всем хочется меньше работать и больше зарабатывать. Даже при советской власти с тотальным контролем всё равно существовала тема взяток.

Мы долго разговаривали с артистами на репетициях: что сложнее - дать взятку или взять? Так и не решили этот вопрос.

Это как разговор, что раньше появилось - курица или яйцо. Что лично Вы вкладываете в словосочетание «доходное место»?

Доходное место? Наверное, депутат Государственной Думы. Или министр, но чтобы не отвечать ни за что, получать хорошую зарплату. Красота же?

Вообще, у Островского доходное место конкретизировано: место, где ты можешь получать взятки, то есть «левый» доход, так называемый. И думаю, когда человек расстаётся со своими принципами из-за любви к своей жене и всё-таки идёт просить доходное место, понимая, что гробит свою судьбу, это очень актуально.

Какое место будет занимать в постановке любовная линия?

Хотел сказать «центральное»... (улыбается) И да, наверное, центральное, потому что всё происходит из-за любви к женщине. Я видел несколько спектаклей, там Полина была всё-таки глуповата, а мы делаем её более мудрой, более сомневающейся. У нас это её минутная слабость, которая привела к тому, что заставила мужа пойти к дяде. Думаю, потом она поняла, раскаялась.

Очень серьёзная и сложная сцена, когда Жадов принимает решение, что пойдёт к дяде: это максимум драматургии, максимум актёрской выкладки. Еще у нас есть кордебалет, который на протяжении спектакля выходит, - они будут то ли помогать, то ли мешать, еще не знаю. Мне кажется, может получиться самая щемящая сцена.

Что современного привнесёте в постановку?

Вы задаёте такой вопрос! (улыбается) Я не знаю. Чем больше работаю в театре, в режиссуре, я понимаю, что не знаю, что получится. Жанр мы определили - это сатирический фарс. Современно - несовременно? Здесь будет стилизация, мне не хотелось бы музейную эпоху делать. Мы довольно безжалостно сократили текст у Островского, потому что он очень говорливый драматург. Мы не можем позволить, чтобы спектакль шёл четыре часа, поэтому у нас он будет идти около двух часов.

Костюмы будут современные?

Я уже отметил, что мне не нужна музейная подробность. Конечно, это будет стилизация с современными мотивами и в то же время отсылка к классике. Пышных платьев не будет.

Что бы для себя в этой пьесе выделили наиболее важным?

Не смог бы выделить. Всё-таки это некая надежда, что у нас будет честное общество. Хотелось бы. Вы так на меня сейчас посмотрели! Да, я наивен (смеётся). Я понимаю, что этого, возможно, никогда не случится, но хочется верить, что гражданское общество у нас созреет. В этой пьесе всё житейское: есть и любовные сцены, есть очень трогательные фрагменты. Конечно, там будут современные мотивы и даже музыка наших дней. Не совсем современная, но ХХ века.

Про музыку я тоже хотела спросить. В самой пьесе она есть: звучит в трактире, напевает Полина.

Я думаю, у нас Юсов Аким Акимыч плясать не будет. Скорее петь. Это два куплета оригинальной музыки - то ли «лакейский блюз», то ли «чиновничий блюз».

Какая ещё музыка будет?

Вот вам всё расскажи! Как думаете, какая может быть, если это про деньги и про взятки?

Money, money, money... Это первое, что приходит.

Да! Это стереотип срабатывает, поэтому уходить от этого не будем. Место действия происходит в ресторане, поскольку многие дела решаются именно там, за столом.

То есть количество локаций из оригинальной пьесы тоже сокращено?

Да, мы всё перенесли в ресторан. Причём это не моя идея, художник предложил, и я согласился с этим. Думаю, правильно сделал. Два этажа: внизу ресторан, наверху две комнаты, где живёт Вышневский. По задумке, Юсов купил шикарный ресторан для своей жены, там же он принимает чиновников.

Теперь о подборе актёрского состава. Вы приезжаете в Иркутск второй раз. Когда готовились к постановке, уже заранее знали, кого возьмёте?

О чём вы говорите! Это очень мучительная штука. Распределение ролей - огромный процент успеха, сами понимаете, попадание в роль... Это очень сложно. Распределение ролей пришлось делать по фотографиям. И оказывается, такая большая разница между фотографией и тем, что есть в природе. Не скажу, что у меня были разочарования, но удивление. Как много значит фотография!

И напоследок не могу не поинтересоваться творческими планами. Вы уже упомянули, что никогда не работали с малой сценой. А есть творческие задумки на сей счет?

В Минусинском театре вскоре появится малая сцена, там развернемся на полную катушку.

Если судить по Вашим интервью, Вы всю жизнь были сторонником классической сцены.

Человек меняется, но очень медленно. И я меняюсь очень медленно. В свои годы я дохожу до этого.

Может не предлагали?

Нет, мне предлагали, но я не тяготел. Хотя сейчас начинаю понимать, что это, наверное, интересно. А может потому, что с годами интерес гаснет: есть наработанные мотивы, даже некие штампы. Поэтому хочется попробовать что-то новое.

Всю жизнь в театре. Вы представляете, что это? ВСЮ жизнь в театре!

Классика классикой. А современная литература? Вы её совсем отвергаете?

Нет. О чём вы говорите! Я очень много инсценировок делаю. Последняя из них по одному из произведений Замятина. А по поводу современной драматургии: с Ярославой Пулинович мы в хороших отношениях уже давно, она сейчас начинает драматургически изменяться. А вообще, современную драматургию я не признаю. Как и мат на сцене.

Но ведь современная - она разная.

Разная, но нет глобальной идеи. Хотя у Пулинович есть одноактовка «Как я стал», я собирался её делать, но понял, что это малая форма. Не стал её ставить на классической площадке. Но пьеса очень хорошая.

Малая сцена будет, произведение есть...

Да (улыбается).

Иванна Обухович




Комментарии




Ваше имя:

Текст записи:



http://snews.ru
При использовании материалов сайта, ссылка на РИА «Сибирские новости» — обязательна!