Умышленное заражение ВИЧ: пока суд да дело

Два судебных заседания подряд дознаватель полиции пропустила, несмотря на уведомления. На третье она пришла уже по постановлению суда.

Заявительница уже почти два года пытается найти правду после заражения её ВИЧ молодым человеком. Елена (имя героини изменено) вспоминает, как поначалу её уверяли, что вопрос разрешится быстро: уголовное дело передадут в суд ещё до Нового года. Однако зимние праздники прошли. Несколько раз она слышала, что необходимы ещё экспертизы, писала четыре ходатайства об ознакомлении её с материалами уголовного дела и о проведении нескольких проверок. За всё это время, как утверждает потерпевшая, она не получила от правоохранительных органов ни одного внятного ответа на свои запросы.

Постепенно Елена стала догадываться, что не всё может быть так, как уверяют люди в погонах. Осенью она подала жалобу в суд на их бездействие.

- Знакомые говорили, что весь процесс нужно держать под контролем, постоянно подталкивать полицейских, интересоваться, как продвигается расследование, - говорит иркутянка. – Но мне казалось, что процесс уже запущен, в деле достаточно материалов, и беспокоиться не о чем. На практике вышло всё не так.

Сказка закончилась быстро

Любовь обернулась кошмаром для девушки в марте 2016 года. Отношения с новым избранником завершились неожиданно быстро, когда у Елены поднялась температура, которая держалась несколько дней и не сбивалась никакими средствами. До этого, казалось, он не чаял в ней души. Посоветовал бросить работу, когда там начались конфликты с руководством. Поселившись в квартире Алексея (имя изменено) – солидного бизнесмена, владельца нескольких транспортных фирм – девушка стала вить семейное гнёздышко. Помогла открыть ему ещё одно юридическое лицо.

- Журналисты уже несколько раз писали о моей истории, - говорит Елена. – У кого-то сложилось впечатление, что наши отношения были поверхностны и скоротечны. Однако мы вместе занимались домом и работой, которая стала для нас общей. Мы обсуждали то, какими у нас с ним будут дети. Планов было много, на долгую совместную жизнь. По крайней мере, с моей стороны. Он поддерживал все мои идеи и, как сам рассказывал, полностью их разделял. У нас было много общих интересов. Мне и в голову не могло прийти, что у такого взрослого солидного мужчины слова могут расходиться с делом.

Диагноз «острая ВИЧ-инфекция» прозвучал для иркутянки как гром среди ясного неба. Из-за особенностей организма Елены болезнь, которая развивается обычно от нескольких месяцев до нескольких лет, проявилась спустя считанные недели. А что до Алексея – он показал другие грани своей галантности, отключив телефон, удалившись из социальных сетей, предварительно попросив её больше ему никогда не звонить. Из-за резко ухудшающегося здоровья Елена устроилась работать в Центр СПИД в надежде, что это поможет ей встать ближе к началу очереди на терапию.

Елена рассказывает, заявление на бывшего суженного в полиции сначала не хотели принимать, сославшись на отсутствие твёрдых доказательств вроде совместного видео, снятого в момент сексуального контакта, или показаний свидетелей их близости. Обращение в следственный комитет, который передал уголовное дело назад в отдел полиции, помогло мотивировать служителей закона открыть делопроизводство. Иркутянка терпеливо отвечала на деликатные вопросы, приходила на очные ставки. Алексей поначалу говорил, что не знаком с заявительницей. Потом – что у него не было с ней интимной связи. Но совместная фотография в его квартире, в постели в пижаме, которую он удалил с телефона Елены, и которую ей потом помогли восстановить её друзья-компьютерщики – восстановила сама, поставила под сомнение его показания.

Изображение

Угроза висит над всеми

По словам главного врача Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями (Центр СПИД), история Елены типична. Стереотипы о худых ссохшихся наркопотребителях, бросающих учёбу ради дурмана, и заражающих друг друга ВИЧ через инъекции одним шприцем, должны уйти далеко в прошлое, т.к. в корне неверны.

- В Иркутской области вирус начал выходить в основное население в 2002 году, а в 2008 году количество незащищённые сексуальные контакты впервые превысили инъекционный путь по числу новых случаев инфицирования, - объясняет Юлия Плотникова, главный врач Центра СПИД. – По данным за всю историю наблюдений половой путь уже уверенно держится на первом месте среди причин заболевания. Сейчас в Прибайкалье живёт более 35 000 человек с вирусом иммунодефицита в организме. В таких условиях главной группой риска можно назвать всё население региона. Нередки ситуации, когда вирус в семью приносит один из супругов. Мы неустанно повторяем на наших акциях: любой незащищённый сексуальный контакт, даже с солидным взрослым человеком с престижной работой, высшим образованием, семьёй и детьми – это опасность. Угроза висит над всеми.

Расширение Центром СПИД профилактики уже дало свои результаты. На самой проблемной территории – в городе Иркутске, где проживает 35% всех выявленных больных, – заболеваемость не растёт уже третий год подряд. Но большое бремя ВИЧ-инфекции накопившееся почти за три десятилетия, будет давать о себе знать ещё долгое время. Высокая опасность заражения будет сохраняться. А регион будут постоянно упоминать в списке неблагополучных с точки зрения распространения ВИЧ территорий РФ во всех объективных статистических отчётах.

Дело трижды приостанавливали

Судьба возбуждённого уголовного дела оказалась непростой. В частности, сменился и дознаватель, расследующий это дело.

По мнению правозащитника Святослава Хроменкова, представляющего интересы заявительницы, обычно на практике такие обвинения действительно трудно доказуемы. Но не в этот раз. Центр СПИД провёл для Елены редкий генетический анализ. Тип вируса, с которым ходит девушка, оказался очень распространённым в Иркутске, но проведя дополнительное детальное исследование на 60 образцах, сотрудники лаборатории обнаружили, что подтип вируса совпал только у двух проб – потерпевшей и обвиняемого. Последний, к слову, состоял на учёте уже более 10 лет, терапию не принимал, однако, по словам иркутянки, «забыл» предупредить её об этом вовремя.

- Среди моих знакомых нашлись давние друзья детства Алексея, - говорит Елена. – Одна женщина рассказала, как ломала ему руку, когда узнала, что он колется героином, чтобы выбить эту дурь из головы. Его родителям сообщать об этом она не стала, поскольку они у него были довольно серьёзными: мама – известный в городе адвокат, позднее переехавшая в Санкт-Петербург и продолжившая там успешную карьеру, дед имел отношение к компетентным органам.

Материалы проведённой в Центре СПИД экспертизы вызвали сомнения у дознавателя, поскольку, во-первых, государственная медицинская организация с одной из лучших в стране молекулярно-биологических лабораторией, «не имеет лицензии на проведение судмедэкспертизы», а во-вторых, работая там, «заявительница могла повлиять на её результаты». Хотя работники Центра утверждают, что весь анализ проводится в автоматическом режиме без возможности человеческого фактора. Со слов ведущего это дело сотрудника полиции, пробы необходимо направить на дополнительное арбитражное исследование в другой регион. При этом за длительное время эта необходимость не вылилась в конкретные действия по проведению такой экспертизы, утверждает адвокат. Однако за последний год люди в погонах не забывали трижды приостанавливать дело, ссылаясь, в том числе, на недостаточность доказательной базы. А с процессуальной точки зрения запрашивать эту экспертизу в условиях, когда дело приостановлено, неправомерно.

- На первые два заседания суда по жалобе моей подзащитной предоставили материалы ненадлежащего качества, - считает Святослав Хроменков. – Копии документов были не читаемы, страницы были перепутаны и не прошиты. Дознаватель, ведущая дело, сама сказала, что отправляла ответы на ходатайства без присвоения им реестровых номеров. Кроме того, один из предоставленных суду отказов на ходатайство, якобы отправленных предыдущим дознавателем, на наш взгляд, содержит очень странную подпись, не похожую на то, как она расписывалась в других документах.

Опыт есть.

По информации, переданной журналистам пресс-службой ГУ МВД России по Иркутской области, опыт в успешном ведении столь деликатных уголовных дел, закончившихся приговорами, в регионе есть. В 2017 году дознаватели расследовали ещё четыре подобных случая в Братске, в Ангарске, в Усть-Удинском и Усть-Илимском районах. По двум из них уже оглашены приговоры. Процессы длились по несколько месяцев.

- Почти двухлетнее разбирательство – это явное нарушение разумных сроков судопроизводства по определению Европейской конвенции по правам человека, - считает адвокат Святослав Хроменков. – Если бы его затягивали ещё один год, то дело можно было бы просто закрыть ввиду истечения срока давности.

5 декабря 2017 года заявление Елены суд постановил частично удовлетворить. Неудовлетворённым остался только пункт о неполучении ответа на ходатайство о признании её потерпевшей. По остальным трём пунктам заявления неправомерность действий людей в погонах была доказана. Сторона заявительницы надеется, что это поможет сдвинуть процесс с мёртвой точки.

- Даже если он получит условный срок, это послужит ему хорошим уроком, - говорит Елена. – Я просто хочу его остановить, ведь я уверена, что не являюсь его единственной жертвой.

Василий Бучинский

 

.