Лидеры золотодобывающей отрасли просят правительство решить проблемы ОЗУ

Лидеры золотодобывающей отрасли просят правительство решить проблемы ОЗУ

Дальневосточные журналисты вновь подняли тему особо защитных участков леса (ОЗУ), которая, по сути, ставит крест на россыпной золотодобыче в восточной части России. Однако теперь, как пишет бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток», появилась реальная возможность решить эту проблему. Золотодобытчики предлагают внести поправки в распоряжение Правительства РФ № 849-р (в части ОЗУ) и привести этот подзаконный акт в соответствие с нормами российских законов.

Председатель Союза старателей России Виктор Таракановский обратился в Государственную Думу РФ с просьбой устранить крайне проблемную правовую коллизию, связанную с ОЗУ, что позволит «увеличить добычу золота в стране на 25 — 30%». По оценке недропользоваталей, в этом случае «бюджетная система России может получать дополнительные 15 млрд рублей налогов на добычу полезных ископаемых ежегодно». «Увеличение же добычи золота позволит поддержать экспортную торговлю данным драгоценным металлом, что в условиях нестабильных цен на углеводороды и снижения курса российской валюты позволит компенсировать часть выпадающих от экспорта углеводородного сырья доходов». 

Виктор Таракановский также обратил внимание на то, что решать проблему с особо защитными участками леса необходимо ещё и потому, что «нельзя допустить ликвидации золотодобывающих предприятий, которые дают стране более 80 тонн драгоценного металла в год, нельзя допустить сокращения нескольких десятков тысяч рабочих мест». Сегодня есть реальная опасность «ухудшения социально-экономического положения жителей золотодобывающих посёлков нашей страны, особенно в Дальневосточном регионе». Завершается письмо словами: «Просим вас оказать содействие в корректировке распоряжения Правительства Российской Федерации». 

То есть получается, что сложившаяся ситуация угрожает не только золотодобывающей отрасли, но и экономическим интересам государства в целом. Без работы могут остаться десятки тысяч жителей населённых пунктов, где, кроме артелей, нет никаких предприятий, поэтому их ликвидация чревата социальным взрывом. Более того, из-за проблем, связанных с особо защитными участками леса, страна недополучает десятки тонн драгметалла, а бюджеты всех уровней — миллиарды рублей. 

Почему же ситуация с ОЗУ настолько болезненная? Истина, как обычно, кроется в деталях. Коротко это выглядит так: любое золотодобывающее предприятие добывает металл на основании лицензий, которые приобретаются на аукционах за десятки, а порой и сотни миллионов рублей. И тут важно, что этот документ даёт не только право на золотодобычу, но и обязует старателей вести отраслевую деятельность. В противном случае надзорные ведомства могут обвинить недропользователя в нарушении лицензионного соглашения и отозвать лицензию. Такая практика есть. При этом в самой лицензии не обозначено никаких ограничений по территориальному признаку. То есть, раз государство продало этот документ, значит, оно гарантирует, что работать можно беспрепятственно. С соблюдением норм закона, разумеется. Но ни о каких стоп-факторах, связанных с особо защитными участками леса, речи там не идёт. Нет их и в Лесном, и в Водном кодексах. Не прописаны ОЗУшные запреты и в ФЗ «О недрах».

Однако в 2013 году Правительство РФ приняло распоряжение № 849-р «О перечне объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры для защитных лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов». Именно в этом документе содержался запрет на добычу золота в долинах рек на основании того, что она ведётся на территории ОЗУ. Это фактически ставит крест как на россыпной, так и на дражной добыче, ведь металл добывается не в пустыне. 

Суть в том, что на основании документа, который противоречит Лесному кодексу РФ, Водному кодексу РФ, ФЗ «О недрах» и множеству других ключевых нормативных актов, недропользователям не дают работать. Отсюда рождаются и другие проблемы, о которых как раз говорит Виктор Таракановский. 

Для решения проблемных вопросов, связанных с нормативно-правовыми актами, в них требуется вносить изменения. Что же делать в случае с ОЗУ?

Заместитель председателя Союза старателей России Павел Луняшин:

— Ни в Лесном, ни в Водном кодексах, ни в ФЗ «О недрах», ни в других федеральных законах ничего менять не нужно. Ни в одном из них об ограничениях, связанных с ОЗУ, и слова нет. Всё дело только в распоряжении правительства № 849-р. Причем, в этом документе допускается ведение отраслевой деятельности (фактически на территории ОЗУ) для нефтегазовых компаний. Откуда такая избирательность? Увы, у золотопромышленников нет таких лоббистских возможностей. А проблема есть. Поэтому выход из проблемной ситуации на поверхности — внести дополнение в распоряжение Правительства РФ № 849-р, в котором следует приравнять золотодобытчиков к представителям нефтегазовой отрасли и, соответственно, разрешить им работать на территории ОЗУ, в рамках лицензий. По сути, в документе достаточно заменить всего несколько слов и чётко прописать возможность работы недропользователей «на особо защитных участках лесов». Проблема будет решена. Страна получит дополнительные объёмы золота, а государство — дополнительные налоговые поступления. Крайне важный момент — внести изменения в распоряжение правительства довольно просто. Значительно проще, чем менять, например, Лесной кодекс РФ.

Ситуация с ОЗУ актуальна для недропользователей в Забайкалье, Иркутской области, на Дальнем Востоке.

Генеральный директор ООО «Россыпи Дальнего Востока» (Хабаровский край) Валерий Степаненко:

— Мне совершенно непонятно, как распоряжение правительства по своему правовому статусу может стоять над Лесным кодексом РФ, над Водным кодексом РФ, над ФЗ «О недрах»? Это же нонсенс! Любое распоряжение или постановление — всего лишь подзаконный акт, но в случае с особо защитными участками леса он приобрёл формат закона. И факт остаётся фактом — из-за ОЗУ работать мы не можем. В качестве примера приведу наше предприятие. Лицензионный участок ООО «Россыпи Дальнего Востока» на 70% входит в ОЗУ. И уже почти год мы не можем оформить соответствующую документацию на вырубку леса для начала добычных работ. То есть, не можем получить обязательную в таких случаях лесную декларацию, поскольку департамент лесного хозяйства Хабаровского края нам её не выдаёт со ссылкой на ОЗУ. Мы решили все правовые вопросы, связанные с землёй, однако начать вырубку леса не можем — нет у нас таких прав. Лицензия на руках, документооборот в порядке, а работать не можем. Да и отрабатывать 30% лицензионной площади, не вошедшей в ОЗУ, у нас также не получится по техническим причинам — лицензионный участок не по линейке «нарисован». Это всё равно, что надеть правый ботинок и выйти из дома без левого. Ситуация с особо защитными участками леса требует незамедлительного решения в части изменений в распоряжение правительства № 849-р. Этот нормативный акт должен быть приведен в соответствие с Лесным кодексом РФ. При определённых усилиях и государственной воле изменения могут быть внесены достаточно оперативно. 

С аналогичными проблемами сталкиваются многие отраслевые компании. Об этом говорят специалисты таких предприятий, как ООО «Восточная ГРЭ», ПАО «Ксеньевский прииск», ООО ПК «Кварц», ООО «Газимур», ООО «Россыпи Дальнего Востока». Перечень можно продолжить.

Решение лежит на поверхности — изменение в распоряжение правительства № 849-р, которое может состоять всего из нескольких слов, прямо разрешающих недропользователям работать «в особо защитных участках леса».

Кстати, по мнению экспертов, Лесной кодекс тоже не идеален и его требуется корректировать. Но любые корректировки в правоустанавливающие нормативные акты — процесс долгий, он может длиться годами. А вот скорректировать правительственный документ, при очевидных и доказанных минусах, гораздо проще. 

Что касается кодексов, то специалисты не раз подчёркивали, что Лесной кодекс РФ (пункт 2 части 1 статьи 21) прямо разрешает вести золотодобычу в лесах: «Строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, на землях лесного фонда допускается для разработки месторождений полезных ископаемых». И даже в зоне ОЗУ сплошные рубки разрешены, если речь идёт «о создании необходимых условий для эксплуатации соответствующих объектов». 

Водный кодекс РФ также недвусмысленно разрешает добывать золото, в том числе и в водоохранных зонах. Вот что говорится в пункте 8 части 15 статьи 65 ВК РФ: «В границах водоохранных зон запрещаются разведка и добыча общераспространённых полезных ископаемых, за исключением случаев, если разведка и добыча осуществляются пользователями недр, осуществляющих разведку и добычу иных видов полезных ископаемых в границах, предоставленных им в соответствии с законодательством Российской Федерации о недрах горных отводов и (или) геологических отводов на основании утверждённого технического проекта…»

Что же касается границ горных и (или) геологических отводов, то соответствующие работы регламентированы Федеральным законом «О недрах». 

То есть, и ЛК РФ, и ВК РФ, и ФЗ «О недрах» не только не запрещают, а непосредственно разрешают недропользователям добывать золото на территориях ОЗУ. А это как раз и есть правообразующие нормативные акты. Однако подзаконный акт - распоряжение Правительства РФ № 849-р - их перечёркивает. Совершенно очевидно, что это распоряжение нужно корректировать в самое ближайшее время, иначе последствия могут быть необратимыми.

Позицию золотодобытчиков официально признал бизнес-омбудсмен Борис Титов. Еще в начале этого года он обратился в Минприроды России с просьбой разобраться в ситуации с ОЗУ. А уже через несколько месяцев после этого обращения Московский арбитражный суд удовлетворил иск ПАО «Ксеньевский прииск» к Рослесхозу, признав, что в государственный лесной реестр были заложены недостоверные сведения об ОЗУ. Это, в свою очередь, не позволило компании и её подрядчикам работать на законно оформленных лицензионных участках. Суд не стал принимать формальное решение по принципу «государственный орган прав только потому, что он государственный орган». Суд глубоко разобрался в ситуации и вынес решение в пользу старателей.

Впрочем, ситуация с ошибочными данными в лесном реестре — ещё одна составляющая общей проблемы. Суд подтвердил, что из-за недостоверных сведений об ОЗУ золотопромышленники не могут добывать металл, платить налоги, создавать рабочие места, выполнять свои социальные обязательства.

zoloto.jpg

Некоторые чиновники говорят, что для решения проблемы горняки могут переводить земли лесного фонда в земли иных территорий. Теоретически, да. На практике же этот процесс занимает чрезвычайно продолжительное время. При хорошем раскладе, минимум год. Такие сроки полностью противоречат требованиям технических проектов освоения месторождений.

Проблема с особо защитными участками леса носит общий характер.

Генеральный директор НКО «Ассоциация золотопромышленников Амурской области» Валерий Паршинков:

— Всё и везде у нас одинаково, и проблема с ОЗУ в Приамурье, действительно, существует. Конечно, это негативно сказывается на деятельности отраслевых предприятий. А ведь многие из них являются градообразующими в своих населённых пунктах. И у нас, и в Забайкалье, и на Колыме, и в Якутии, и в Хабаровском крае, и в Иркутской области есть немало посёлков, где иной работы, кроме золотодобычи, просто не существует. Страшно даже представить, что будет, если такие компании прекратят свою работу. Но и небольшие предприятия также нередко оказываются одними из немногих работодателей и налогоплательщиков в своих районах, поскольку золотодобыча — одна из основ экономики ДФО. Да и социальной сферы тоже, ведь все профильные структуры имеют соглашения о социальном партнёрстве с местными администрациями. Они вносят серьёзный вклад в поддержку отдалённых территорий. Разумеется, проблемы недропользователей необходимо решать — во благо Дальнего Востока и всей страны. 

Изменить распоряжение Правительства РФ № 849-р вполне реально уже в ближайшее время. Руководители Союза старателей России и большинство участников рынка абсолютно правы — действовать в этой связи нужно максимально быстро, иначе Дальний Восток в целом и отрасль в частности ждут большие социально-экономические неприятности. И это в то время, когда золото остаётся чуть ли не единственным ресурсом со стабильно высокими мировыми ценами, то есть ресурсным базисом России. 

 

Похожие статьи