Конфликт вокруг забайкальской «Итаки» набирает обороты

«Лента.ру» продолжает следить за конфликтом вокруг расположенного в Забайкалье Итакинского месторождения золота. Ранее обе стороны спора уже представили свои позиции на площадке этого издания (здесь и здесь). Теперь вышла новая публикация — это расследование, проведенное журналистами из бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток», официального издания Восточного экономического форума. Этот материал — взгляд на ситуацию изнутри глазами тех, для кого недропользование и золотодобыча, в частности, не экзотика, а реалии жизни. В статье приводятся ссылки на ряд документов, которые прольют свет на суть проблемы.

***

Лицензию на Итакинское золоторудное месторождение в Могочинском районе несколько лет назад бизнесмен Виктор Литуев, контролирующий в Забайкальском крае компанию «Ксеньевский прииск». Это старейшее золотодобывающее предприятие региона, представляющее сегодня средний бизнес края. Для дальнейшей разработки Итакинского месторождения компании потребовались дополнительные средства. Любой крупный проект в сфере недропользования, как правило, реализуется не за счет оборотных средств владельца лицензии, а за счет кредитов или инвестиций. Виктор Литуев решил пойти по инвестиционному пути и договорился с владельцем группы компаний «Мангазея» Сергеем Янчуковым о совместном освоении «Итаки».

Несколько слов о личности господина Янчукова. Пресса посвятила ему довольно много материалов. Например, выдержка из статьи в газете «Версия»: «Золотоискателем и добытчиком в самом прямом смысле слова можно считать бизнесмена Сергея Янчукова, прибравшего к рукам стратегические активы России на средства украинского олигархического клана. Бизнес самого Янчукова то и дело скатывался на уровень разборок с кредиторами и партнерами — до тех пор, пока он не женился на Кристине, дочери бывшего мэра Киева Леонида Черновецкого». Впрочем, это лишь газетная публикация, сложно судить о ее объективности. Однако дальнейшие забайкальские события укладываются в версию вышеупомянутого издания, особенно в части «разборок с кредиторами и партнерами». Отметим, что конфликты Сергея Янчукова с представителями разных бизнесов часто становились темой публикаций в СМИ.

Например, Forbes опубликовал целое расследование об обширных бизнес-активах Сергея Янчукова. В том числе о его непростых взаимоотношениях с деловыми партнерами вокруг золотодобывающих компаний, таких как Century и WTG. В этом случае у Янчукова, если верить прессе, возник конфликт с неким Максимом Финским. Forbes констатирует: «Янчуков рассказывает, что решил тогда вернуть свои инвестиции и выйти из бизнеса». И тут стоит обратить внимание именно на фразу «вернуть свои активы» - в случае с ПАО «Ксеньевский прииск» эта модель поведения сыграла ключевую роль.

Подчеркнем: мы господина Янчукова ни в чем не обвиняем. И даже не подозреваем. На лицо лишь совпадения в истории из его прежней жизни и сегодняшних событиях вокруг Итакинского месторождения.

***

Непосредственно о сделке по совместному освоению Итакинского месторождения Виктор Литуев рассказал следующее: «Схема купли-продажи была простой, понятной и законной — лицензия на "Итаку" выводилась на отдельное юридическое лицо. А Янчуков должен был внести 20 миллионов долларов в наше совместное предприятие. После чего он получал готовое юридическое лицо с оформленной на него лицензией. Казалось бы, все предельно прозрачно. Но впоследствии Сергей Янчуков отказался вносить платеж. Со ссылкой на то, что денег нет».

Через некоторое время конфликт между Виктором Литуевым и Сергеем Янчуковым достиг апогея, СМИ выдавали подготовленные под копирку материалы. Суть их сводилась к тому, что серьезный бизнесмен Янчуков фактически спас Литуева от банкротства, создав с ним совместный бизнес. Как же это произошло? В компании «Верхнеамурские промыслы» (в том самом СП, которое является единственным акционером Ксеньевского прииска) фигурируют два учредителя — Виктор Литуев (50%) и принадлежащее Сергею Янчукову ООО «Альянс» (50%). Все логично. Но если заглянуть на сайт госреестр.рф, выяснится любопытная деталь: ООО «Альянс» находится в залоге у одного из коммерческих банков…

После того, как Сергей Янчуков якобы отказался вносить 20 миллионов в совместное предприятие, Виктор Литуев пошел на разрыв сделки. Но недавний партнер выступил против такого шага.

Вот версия Сергея Янчукова, озвученная агентством «Чита.ру»: «По существу ситуация банально проста: человек пожадничал и передумал продавать актив за те деньги, о которых мы договаривались. Свое требование ко мне он заявил в форме неустойки и убытков, хотя суть от этого не меняется. Получив отказ, господин Литуев уклонился от исполнения своих обязательств».

От себя издание добавляет: схема купли-продажи прав на разработку Итакинского месторождения подразумевала, в конечном итоге, передачу лицензии еще одному предприятию — Могочинской горнорудной компании. Операционный контроль над Итакинской золоторудной компанией, на которую и была оформлена лицензия, осуществлял менеджмент Сергея Янчукова по договоренности с Виктором Литуевым. Сотрудники же Янчукова контролировали финансовые вопросы и в Ксеньевском прииске. Но стороны, как уже было отмечено, не смогли договориться. И дело перешло в разряд арбитражного спора.

***

Девятый арбитражный апелляционный суд в апреле 2019 года обязал Сергея Янчукова, во-первых, вернуть лицензию прежнему владельцу (Виктору Литуеву), во-вторых, выплатить неустойку в размере 495,5 млн руб. На 1 июля было назначено заседание суда кассационной инстанции. За четыре дня до этого в Москве была задержан сын Виктора Литуева — генеральный директор Ксеньевского прииска Егор Литуев. Его обвинили сразу по двум статьям Уголовного кодекса РФ — статье 160 «Присвоение и растрата» и статье 260 «Незаконная вырубка леса». Егора Литуева самолетом доставили в Читу, а затем в Могочу. Вскоре районный суд Могочи избрал меру пресечения в виде содержания под стражей, это решение подтвердил Забайкальский краевой суд, отправив Егора Литуева на два месяца под арест. Тогда Виктор Литуев в интервью прямо назвал эти события рейдерством и добавил: «Самое циничное заключается в том, что моего сына сделали заложником».

***

Каковы же конкретные обвинения в адрес Егора Литуева? По версии следствия, он вывел 125 млн руб. через некую компанию ИП Крестьянинов, проведя оплату за неоказанные сервисные услуги. На самом деле договор был заключен еще в 2014 году с ведома Янчукова, и плоды этого договора изменили схему работы всего предприятия: высокоэффективная схема работы с подрядчиками сократила издержки и повысила доходность. Оптимизация работы происходила поэтапно, в течение трех лет. А за год до этого между Литуевым и Янчуковым появилась письменная договоренность о том, что Янчуков не собирается претендовать на доходы, полученные прииском.

По информации СМИ, с заявлением о хищениях в правоохранительные органы обратился либо сам Сергей Янчуков, либо его сотрудники. Суть претензии, проще говоря, в том, что Сергея Янчукова обворовали, воспользовавшись его неведением.

Есть и сухие факты. Еще 25 декабря 2014 года между компанией «Ксеньевский прииск» (учредитель Виктор Литуев) и компанией «М7» (учредитель Сергей Янчуков) был заключен договор займа. Литуев занял у Янчукова деньги, под процент. Сергей Янчуков включил в договор два обязательных условия: заемщик обязан назначить представителя заимодавца финансовым контролером в «Ксеньевском прииске»; заемщик обязан согласовывать с заимодавцем годовой финансовый бюджет.

Все обязательства заемщик выполнил в полном объеме. На работу в «Ксеньевский прииск» в качестве финансового контролера, по требованию заимодавца, была принята Ирина Шахалиева. Позже финансовым контролером «Ксеньевского» стала сотрудник ГК «Мангазея» Людмила Арутюнян. Это отражено в приказе за подписью гендиректора «Ксеньевского прииска» Егора Литуева. Все платежи любым контрагентам согласовывались именно госпожой Арутюнян, которая до сих пор является сотрудником одной из структур (благотворительного фонда) группы «Мангазея», подконтрольной Сергею Янчукову. То есть он не мог не знать о сотрудничестве с ИП Крестьянинов. Тогда о каких же хищениях идет речь, если сотрудники Янчукова контролировали финансовые операции? Тем более, что Людмиле Арутюнян было предоставлено право подписи финансовых документов. На что имеется отдельный приказ.

Финансовый контролер Арутюнян не могла не знать о сделках «Ксеньевского прииска». Как Егор Литуев, обеспечивший Арутюнян все условия для контроля, мог что-то похитить? По предположению издания, обо всех платежах в «Ксеньевском» знал и сам Сергей Янчуков. Например, именно он вместе с Арутюнян входил в состав совета директоров этой компании. И именно он утверждал годовой отчет компании, в частности, за 2017 год, когда работа с тем же ИП Крестьянинов была в самом разгаре.

Напрашивается вывод, что при столь жестком контроле Егор Литуев вряд ли мог что-то «присвоить или растратить». Остается уповать на то, что следствие разберется.

***

Разбираться следствию придется и с якобы незаконной рубкой леса. Дело в том, что Ксеньевский прииск вскрышные работы не ведет и лес не вырубает. Этим занимаются подрядчики, обычная практика для золотодобытчиков. Тем не менее, Егора Литуева обвинили в незаконных рубках. Есть и другой момент. Во время командировки в Забайкалье журналисты столкнулись с тем, что практически все руководители золотопромышленных организаций в один голос говорили: работать стало невозможно, поскольку государство продает так называемые «обремененные лицензии». Выглядит это так: недропользователь приобретает лицензию за десятки миллионов рублей и собирается приступить к геологическому изучению и добыче полезных ископаемых. Но в последний момент выясняется, что сделать этого он не может, поскольку его лицензионный участок попадает в так называемый особо защитный участок леса (ОЗУ). Но и не добывать золото он тоже не в праве, это нарушение лицензионного соглашения. В итоге золотодобытчики платят громадные штрафы, поскольку они не могут ни работать, ни не работать.

Эта юридическая казуистика достойна отдельного расследования. Важно другое — никто до сих пор не доказал, что компания «Ксеньевский прииск» вела работы по вырубке леса. Между тем, и по этому обвинению Егор Литуев два месяца провел в Читинском СИЗО. В августе он был освобожден по решению суда, причем, без ограничений в передвижениях.

***

Пока Егор Литуев находился в СИЗО, состоялась попытка смены генерального директора Ксеньевского прииска. На место арестованного руководителя был «назначен» некий Алексей Кравченко, в прошлом высокопоставленный сотрудник полиции Забайкалья, курировавший экономический блок. В сопровождении каких-то людей он пытался войти в офис компании с выпиской из решения акционера, согласно которому отныне он является ее генеральным директором. Охрана прииска «нового директора» на порог не пустила, причем, на полностью законных основаниях - ФНС отказалась вносить изменения в ЕГРЮЛ и менять директора. А спустя несколько часов Алексей Кравченко скоропостижно скончался от естественных причин.

В завершении надо сказать следующее: в нескольких газетных публикациях, посвященных конфликту между Литуевым и Янчуковым, Ксеньевский прииск упрекали в том, что компания работает подрядным методом. И тут подчеркнем еще раз — это обычная практика в золотодобывающих организациях. Головная структура является держателем лицензии и владельцем техники, а подрядчики выполняют работы и получают за это деньги. В таком формате, например, работает один из лидеров россыпной золотодобычи России — «Сусуманзолото». Более того, когда журналисты были в командировке в Забайкалье, главный инженер прииска Павел Томко рассказал: «Одним из главных требований к подрядным структурам является их регистрационная привязка. То есть любая организация, с которой мы сотрудничаем, должна быть зарегистрирована в нашем регионе, чтобы налоги оставались в Забайкалье».

И это так. Компания является еще и одним из наиболее ответственных работодателей края. Согласно годовому отчету «Ксеньевского прииска», средняя зарплата в 2018 году здесь составила 76 тыс. руб., почти в два раза выше среднего показателя по краю. Прииск постоянно оказывает помощь тем районам, в которых работает. Только в период с 2016 по 2018 годы расходы на благотворительность превысили 35,5 млн руб. Компания помогала Фонду развития Забайкалья, совету ветеранов, администрациям Могочинского района и ПГТ Ксеньевска, Богоявленскому женскому монастырю, православному храму преподобного Серафима Саровского и просто нуждающимся. По инициативе семьи Литуевых был построен один из самых красивых в Забайкалье храмов в честь Святого великомученика и целителя Пантелеймона.

Профильная деятельность тоже, надо сказать, на уровне. По итогам 2018 года Ксеньевский прииск и подрядные организации добыли рекордные 1311,5 кг золота. Однозначно, очень интересный актив.