Старатели просят Госдуму устранить правовой казус ОЗУ

Старатели просят Госдуму устранить правовой казус ОЗУ

Российские золотодобытчики обратились в Государственную Думу РФ, они просят устранить правовой казус в части особо защитных участках леса (ОЗУ). Копия обращения старателей также ушла в Правительство РФ. Дело в том, пишет «Российская газета», что два документа по-разному трактуют возможность золотых промыслов на таких лесных участках, что приводит к определенным сложностям для старателей. Да и в целом вопрос об актуализации сведений в государственном лесном реестре уже назрел.

В соответствии с поручением Президента РФ уже в ноябре начнет действовать «регуляторная гильотина». Она предусматривает пересмотр и отмену до 2021 года нормативно-правовых актов, плохо отражающихся на общем бизнес-климате. В сферах регулирования должна быть создана система понятных и четких требований к хозяйствующим субъектам. При этом нормативные акты должны пересматриваться при широком участии предпринимательского и экспертного сообществ.

Вот золотодобытчики и высказали свое мнение. Подпись под обращением поставил глава Союза старателей России Виктор Таракановский. В нем говорится, что Россия занимает первое место в мире по добыче россыпного золота. По данным Минфина, таким способом в 2019 году в стране добыли 115 тонн золота или около 30% общего объема, полученного с золотых промыслов. Те, кто работают на россыпях, модернизировали свои методы. Старательские лотки, в которых «намывали» золото, заменили драгами и промприборами. Но места добычи остались прежними – россыпи по-прежнему располагаются в долинах рек и ручьев. Право на промысел на определенном участке дает лицензия. Роснедра реализуют их на конкурсах. Цена вопроса зависит от запасов и иных особенностей месторождения и может достигать сотен миллионов рублей.

Важно, что лицензия не просто дает право на добычу, но обязывает ее проводить. При этом в конкурсной документации обременения, как правило, не указываются. Порой, это приводит старателей к серьезным проблемам. Например, случиться это может в том случае, если месторождение находится в границах особо защитных участков леса (ОЗУ). В этом случае органы прокуратуры, вероятнее всего, обвинят золотодобытчиков в нарушении природоохранного законодательства.

Старатель, узнавший, что полученная по лицензии территория, имеет статус особо защитного участка леса, приостанавливает работы. Но в это же время Росприроднадзор напоминает об обязанности осваивать участок, в противном случае золотодобытчика обвинят в нарушении лицензионного соглашения.

Причем, плата за лицензию - это лишь часть расходов золотодобытчика. Сюда можно прибавить поисковые, оценочные и разведочные работы, экспертизы и геологические отчеты, постановку запасов на госбаланс, технический проект и оформление разрешительных документов. Стоимость техники исчисляется миллионами рублей, сюда же плюсуем расходы на ГСМ и запчасти, оплату труда работников.

Промысловики говорят, что устранение противоречий даст увеличить золотодобычу на 25 - 30% и, соответственно, обеспечит рост налоговых поступлений в бюджет.

"Если предприниматель не выполняет принятые на себя обязательства по сдаче золота государству, он несет ответственность вплоть до досрочного отзыва лицензии на добычу золота - месторождение остается неосвоенным, а страна лишается так необходимого для ее благополучия золота", - говорится в обращении старателей.

Отраслевики считают, что противоречия в нормативных актах не дают предприятиям добывать золото в обоих случаях. При желании их в любом случае можно обвинить в нарушении: либо природоохранного законодательства, либо условий лицензионного соглашения. Разорвать этот замкнутый круг и призывают старатели.

В ч.1 ст. 21 Лесного кодекса РФ указано, что "строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, на землях лесного фонда допускаются для осуществления геологического изучения недр, разведки и добычи полезных ископаемых". То есть, старатели вправе работать в зоне ОЗУ.

Но практика показывает, что за рубки в зоне ОЗУ эти же старатели платят серьезные штрафы. Дело в том, что в 2013 году было издано ведомственное распоряжение № 849 "Об утверждении Перечня объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для защитных лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов". Именно оно запрещает вести добычу драгметаллов на месторождениях, которые расположены в ОЗУ. «Синхронизация» двух документов устранит это противоречие. По мнению старателей, Лесной кодекс в изменении пока не нуждается, а распоряжение должно быть приведено в соответствие с ним. Для этого нужно изменить формулировку, чтобы она, как и ЛК РФ, разрешала добычу полезных ископаемых на ОЗУ. ­По подсчетам золотодобытчиков, это как раз и "позволит увеличить добычу золота в стране на 25 - 30% и обеспечить рост налоговых поступлений в бюджет".

Между тем, ст.119 Лесного кодекса регламентирует защиту леса, учитывая, таким образом, природоохранные риски в процессе добычи полезных ископаемых. В ней есть перечень работ, которые на заповедных участках вести нельзя. Добыча полезных ископаемых там правомерно запрещена. Старатели считают, что это и есть логичный критерий того, где можно добывать золото, а где нельзя.

Проблему описанных противоречий уже поднимал российский бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он направил предложения в Минприроды России, поводом для которых стало обращение к нему золотодобывающих предприятий Забайкальского края. Дело в том, что от 20 до 80% площадей на участках с действующими лицензиями в этом регионе занимают ОЗУ. При этом около двух третей добываемого золота в Забайкалье россыпное. Но проблема ОЗУ, кроме Забайкалья, не менее актуальна для золотодобывающей отрасли Иркутской, Амурской областей и других регионов.

Обращение Бориса Титова спровоцировало публикации в СМИ, в которых говорилось, что упомянутое распоряжение создает административный барьер в виде запрета на добычу золота в ОЗУ. Тогда последовал ответ на письмо Титова – было рекомендовано переводить земли лесного фонда в земли иных категорий. Логика в этой рекомендации Минприроды есть: смена статуса участка убирает саму проблему. Но на практике добиться смены особого статуса крайне сложно, а порой, просто невозможно, поскольку такие участки, как правило, расположены в глубине лесных массивов.

Если принять во внимание, что участки используются временно, то их перевод в другие категории земель и нецелесообразен, и ограничен законом. Становится понятно, что проблему ОЗУ такой подход не решит. Но и это не единственный барьер, который мешает работе золотодобытчиков. Другая проблема заключается в достоверности сведений, содержащихся в государственном лесном реестре. Им явно нужна актуализация.

В Московском арбитражном суде недавно был удовлетворен иск одного из лидеров российской золотодобычи - ПАО "Ксеньевский прииск" - к Рослесхозу. Суд пришел к выводу, что в государственном лесном реестре имеются недостоверные сведения об ОЗУ, статус которых не позволял старателям вести добычу на этих участках.

Арбитраж признал незаконным бездействие сотрудников лесного агентства, "выразившееся в непринятии мер, направленных на устранение недостоверности сведений государственного лесного реестра о выделении особо защитных участков лесов". Фактически в суде было доказано, что в реестре содержатся недостоверные сведения о многих ОЗУ на территориях добычи. Целью разбирательства в московском арбитраже не был ответ на вопрос, почему возникла такая ситуация. Но решение по этому иску может стать опорным не только для судебной практики, но для всей отрасли.

Из материалов дела следует, что "Ксеньевский прииск" "неоднократно обращался в министерство природных ресурсов Забайкальского края с заявлениями о проведении государственной экспертизы проектов освоения лесов арендуемых лесных участков, на все проекты было получено отрицательное заключение государственной экспертизы". Во всех отрицательных заключениях в качестве причины ведомство ссылалось на вышеупомянутое распоряжение 849-р, то есть на наличие записей в реестре о том, что участки являются ОЗУ. Это и не позволяет заниматься разработкой месторождений.

В суде выяснилось, что Рослесхоз отказывался вносить правки в реестр, ссылаясь на то, что "в связи с отсутствием финансирования проектированием и выделением особо защитных участков лесов не занимался". Кроме того, ответчик так и не представил запрошенные судом первичные документы о том, что спорные участки оформлены как ОЗУ. Ссылки на протоколы о лесоустройстве не были подтверждены документально. То есть, возникновение этих особо защитных участков осталось загадкой. Но прииск попал в тот самый замкнутый круг, когда золото нельзя добывать и нельзя не добывать. Суд сделал вывод, что именно Рослесхоз должен исправить данные реестра. Возможно, это решение поможет и другим золотодобытчикам, столкнувшимся с аналогичными проблемами.

"Казус ОЗУ" давно обсуждается и на профессиональных сетевых ресурсах золотодобытчиков. Здесь часто можно встретить парадоксальные истории. Например, на одном из участков добычи в Восточной Сибири границы ОЗУ проведены по топографической съемке 60-х годов прошлого века. При наложении этой границы на реальный рельеф возникают явные расхождения. "Граница ОЗУ охватывает кустарник… Но его трогать нельзя. Зато чистый, красивый сосняк можешь косить, так как границы ОЗУ его не затрагивают", - пишет один из старателей.

Для золотодобытчиков жизненно важно, чтобы появились четкие и понятные требования. Установить их можно в рамках «регуляторной гильотины». Союз старателей России свои предложения уже сформулировал. Первым и логичным шагом видится изменение распоряжения № 849. Это позволит компаниям, работающим на россыпях, спокойно делать свое дело: добывать золото для страны.

В перечень таких компаний попадают довольно крупные предприятия. Свыше тонны золота за сезон в России добывают 20 - 30 компаний. У себя в регионах они, зачастую, являются системообразующими. Это тысячи рабочих мест и миллиарды рублей налогов в бюджеты разного уровня. В своем обращении промысловики подчеркивают, что при устранении «казуса ОЗУ», страна сможет дополнительно получить до 15 млрд руб. только в виде налога на добычу полезных ископаемых.

Кстати, в этом году доходы от экспорта золота превысили доходы от экспорта газа. В ситуации нестабильности цен на углеводороды увеличение добычи золота позволит России компенсировать часть выпадающих доходов от экспорта нефти и газа, что, безусловно, поддержит экономику.

Похожие статьи