Наталия Сысоева: В развитии экономики Иркутской области важен расчет на местное население

Наталия Сысоева: В развитии экономики Иркутской области важен расчет на местное население

Экономика Иркутской области представляет собой сложную структуру, в которую входят как вертикально-интегрированные компании, большая промышленность, так и мелкое и среднее предпринимательство. Что нужно предпринять, чтобы свою роль в развитии региона играл не только крупный бизнес? Об этом наш разговор с Наталией Сысоевой, руководителем отдела региональных экономических и социальных проблем (ОРЭСП) Иркутского научного центра СО РАН.

-  Наталия Михайловна, в преддверии нового года хотелось бы уделить внимание итогам работы вашего научного подразделения. Расскажите немного о том, чем занимается ваш отдел.

-  Отдел - часть сети подобных научных учреждений в большинстве сибирских регионов. Основа этой сети региональных исследований - Уральский, Новосибирский и Хабаровский научные институты РАН.

Наша научная тема входит в программу исследований Новосибирского института экономики и организации промышленного производства.

Основной полигон изучения - Байкальский регион, включающий три субъекта РФ: Иркутскую область, Республику Бурятия и Забайкальский край. Отделы, подобные нашему, есть и в Улан-Удэ, и в Чите, они занимаются преимущественно своими регионами и трансграничными проблемами.

- Исторически сложилось так, что Иркутская область является мощным промышленным регионом - энергетическим, алюминиевым, поставщиком  ресурсов. Но ваш отдел занимается не только экономическими, но и социальными проблемами. То есть и вопросом привлекательности жизни в нашем регионе для конкретного человека.

- Мы создали свое поле исследований, отличное от других исследовательских центров. В структуре регионального хозяйственного комплекса выделили так называемый укорененный сектор экономики. Укорененность экономики – как раз степень участия местного населения в производстве, что влияет на привлекательность территории для проживания. В текущем проекте отдел занимается именно этой темой.

Как правило, развитие экономики связывают с ведущими отраслями – вы их назвали. Но в большинстве случаев эти отрасли управляются внешними федеральными  корпорациями. Поэтому областные  и муниципальные органы власти могут развивать территорию, опираясь на остальные структуры социально-хозяйственного комплекса.

Однако сейчас она не сформулирована в едином понятии даже в рамках региональной экономики. Эти «остальные структуры» нельзя назвать и периферией экономики территории, так как она напрямую влияет на ВВП и другие показатели экономического роста. Да и развитие только ресурсных отраслей не гарантирует требуемого уровня качества жизни местного населения – и это мы видим по количеству жителей Иркутской области, переехавших в последнее десятилетие в другие регионы страны.

А ведь население региона всегда фигурирует в программах развития, но не как основной двигатель экономики, а как источник рабочей силы и потребитель товаров и услуг.

- ОРЭСП занимается именно анализом влияния населения на развитие экономики?

- Мы выделяем элементы экономического комплекса, связанные с местным населением. Эта связь выражается по-разному. Человек может зарегистрировать в Иркутской области субъект экономической деятельности, либо иметь имущество и деньги, вложенные в предпринимательство, либо участвовать в стратегическом и оперативном управлении организацией. Это и есть укорененность – вовлеченность экономических отношений жителей региона в социальную структуру общества. То есть зависимость экономического развития территории от ее жителей определяется включением их собственности (материальных и финансовых активов) в предпринимательскую деятельность в данном регионе.

По нашему мнению, на развитие укорененного сектора экономики должно ориентироваться все региональное планирование. Сейчас органы власти в основном формируют свои стратегии и программы вокруг планов крупных корпораций. Для территории области в них закладываются большей частью эффекты социального характера: строительство жилья, объектов соцкультбыта и т.д. Иногда предполагается включение местных компаний для выполнения дополнительных работ. По нашему убеждению, региональная власть должна сменить акцент в анализе движущих сил развития территории. Во главу угла необходимо поставить потенциал и запросы собственного населения, возможные сферы развития предпринимательства и ресурсы для его поддержки. Это особенно важно в нашем регионе, где фиксируется большой отток населения.

– Мы говорили о том, что во многом Иркутская область остается ресурсным регионом. Какая стратегия, на Ваш взгляд, должна быть выбрана, чтобы главными в ней были интересы местных жителей?

– Иркутская область заинтересована в присутствии крупных корпораций. Это рабочие места, отчисления в бюджеты, инвестиции в производство. Но мое глубокое убеждение - корпорации должны конкурировать с местным бизнесом за ресурсы, в том числе и за кадры для своих производств. Тогда  и будут расти зарплаты, улучшатся условия труда.

Выделение укорененного сектора экономики, о котором мы говорили, позволит провести более точную диагностику состояния Иркутской области. Расширение именно этого сектора будет способствовать реальному экономическому развитию территории. Это позволит повысить благосостояние населения не только за счет колониального извлечения ресурсов для последующей переработки в других регионах или странах в рамках территориального разделения труда. Именно в этом направлении мы видим перспективы и готовим научное обоснование путей развития региона.

- Планируете ли вы продолжить эту работу в следующем году? Как видится возможность сотрудничества науки и власти в этом направлении?

-  На этом подходе основывается наша следующая научная тема, начинающаяся в новом году, и, конечно, предполагается расширение исследований по возможностям развития укорененного сектора экономики в существующей экономической модели.

У нас сложились хорошие деловые отношения с сотрудниками министерства экономического развития Иркутской области, и это важно для нас. Несколько лет назад Иркутский научный центр осуществлял научный анализ перспектив развития нефтегазохимического кластера в Иркутской области. Кроме того, наш отдел оказывал помощь в составлении технических заданий по другим вопросам, а также проводил экспертизы по запросу министерства, давал свои рекомендации при разработке стратегии социально-экономического развития области.

Я много лет вхожу в состав экспертной группы по оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления. Думаю, что сотрудничество науки и власти должно и дальше развиваться  на благо Иркутской области.

Материал подготовлен при содействии пресс-службы ИНЦ СО РАН

Похожие статьи